13:23 

ФАНФИК: "ОБЩЕЕ"

asya_del
Любовь к себе всегда взаимна!
Название: «Общее»
Автор: Анна ~Чуи~ Щедрова
Бета: Дашка ~Ангел~ Бреднева
Фэндом: FMA
Персонажи: Риза, Рой, Маес
Пейринг: Рой/Риза
Рейтинг: G
Жанр: немного экшен, немного ангст.
Предупреждение: ООС
Дисклеймер: права на персонажей принадлежат Хирому Аракаве
Содержание: Рой и Риза, первая встреча в Ишваре.
Размещение: все равно
От автора: Первый фанфик, который я собралась написать о временах Ишварской компании.


Всегда подтянутая, всегда спокойная, предельно осторожная и аккуратная. Из всех девушек-курсантов, которые уже несколько месяцев как находятся на Ишварской фронте, только она выделяется тем, что никогда не теряет головы. Ни когда ей в первый раз пришел приказ палить по мирным, ни когда она была ранена, ни когда на ее глазах погибла самая близкая подруга. У нее твердая рука, она никогда не промахивается, часами может лежать в укрытие и никогда не обсуждает приказы. В свои девятнадцать лет эта девушка, на вид почти дитя, уже стала профессиональным и опасным убийцей. Эта девушка известна как Ястребиный Глаз.
- Хоукай!
Сегодня новолуние, на небе светят звезды, но от них почти нет света. Если бы не костры, не было бы видно совсем ничего. Капитан уже думал о том, что костры отгоняют от них ишварцев, как диких животных. Рядом с костром выросла женская фигурка, совсем худая, с короткими грязными волосами. «Совсем ребенок!» - Подумал капитан и вздохнул.
- Младший лейтенант Хоукай, место Вашей дислокации на завтра – квадрат пятнадцать д, займете верхний этаж школы. Будете снимать любого, кто попытается занять эту территорию. Ваше дело проследить за тем, чтобы ни одна сволочь не добралась до государственных алхимиков, если они появятся в этом районе. Кстати, нашего полку прибыло, сегодня к нам присоединился Пламенный алхимик.
- Есть, сэр! – Ответила Риза и отдала капитану честь.
Внезапно в воздухе что-то просвистело. Капитан пошатнулся, неестественно раскрыл рот, будто собрался закричать, и упал навзничь. Риза даже не вздрогнула, сделала шаг назад, упала на одно колено, быстро достала винтовку, взвела курок и выстрелила во тьму, туда, где, как ей показалось, она увидела какое-то движение. Раздался вскрик и снова тишина.
- Нашего капитана убили, - спокойно сказала она, вернувшись к костру.

Взвод Хоукай перемещался от точки к точке, приближаясь к квадрату пятнадцать д. Свист пуль, летящие во все стороны осколки, грохот канонады. Иногда ноги скользят по кровавым лужам, в воздухе стоит запах тления, пороха, дерьма. Риза перемещается от укрытия к укрытию с грацией кошки, стремительно, не делая ни одного лишнего движения, чуть пригнувшись. Она не обращает внимания на происходящее вокруг, только крепче держит в руках винтовку. Те, кто смотрят на эту девушку в действии, уверены, что она идеальная убийца, что она всегда была такой. Никто не может знать, как в первый день на фронте она блевала, спрятавшись ото всех. Как после этого еще два дня все, что она пыталась съесть, выходило у нее обратно. Никто не знает, что вечером того дня, когда она первый раз нажала на курок, исполняя приказ убивать мирных жителей, она всю ночь сидела без сна, думая, что сойдет с ума, и баюкала в руках найденную на улице куклу. Никто не знает, что порой в ее голове нет других мыслей, кроме одной: «Я сама это выбрала! Сама! Сама! Сама!»
Риза не увидела, не услышала – почувствовала, что приближается опасность. Она уже привыкла к тому, что, отдавая приказ прикрывать государственных алхимиков, никто не заботится о том, чтобы предупредить снайперов, где именно эти алхимики будут проводить зачистку в то или иное время. Она была знакома с одной девушкой, которая чудом выжила там, где свою работу исполнял Багровый алхимик. А все потому, что никто не предупредил ее, что вышка, с которой она вела обстрел, для Багрового станет преградой на пути. Поэтому Риза знала, что, следуя к месту назначения, нужно опасаться не только врагов, но и своих, если, конечно, не хочешь попасть под раздачу.
- Ложись! – Скомандовала Риза, и, как только упала на землю, температура воздуха значительно повысилась. Раздался грохот, и тут же улица, которую они покинули всего каких-то пять минут назад, превратилась в огненную реку.
- Пламенный, - шепотом сказал один из рядовых после того, как огонь спал.
Риза втянула воздух и почувствовала запах паленого мяса. «Ты не чувствуешь этого запаха!» - мысленно приказала она сама себе.
- Как пить дать, Пламенный, у меня братан служил под его началом, пока ногу не оторвало, так он мне рассказывал, что ентот только пальцами щелк, и пол района к едрене фене... Да эти государственные алхимики они... они как их... монстры!
Никто не заметил, как тихо застонала Ястребиный глаз, как она прикоснулась к своей спине, тут же одернув руку, будто ошпарилась.

Рой Мустанг. Пламенный алхимик. Звание майор, но полномочий как у капитана. Каждый день одно и тоже: обрушить артиллерию, загнать в угол, окружить и сжечь. Жечь, жечь, жечь. По кругу день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем. За его спиной постоянно люди, он ведет их в бой, но не замечает никого. Обладая той силой, которой владеет он, можно позволить себе быть одиночкой, даже будучи окруженным людьми.
Он старается не думать о том, что он делает. Он подумает об этом потом. Но даже теперь он прекрасно осознает, что он – серийный убийца, пусть и по приказу. Такой же, как и все остальные. В этом никто не виноват. Он хотел стать государственным алхимиком и стал. Он хотел защищать страну и защищает. Хотя теперь в этом понятии он чувствует непреодолимый привкус горькой и злой иронии.
- Рой! Рой Мустанг!
Рой медленно поворачивает голову. Первая мысль – померещилось, но нет, перед ним стоит его друг по академии Маес Хьюз. Академия? Друг? Было ли это с ним? Хотя нет, было. В этом нет сомнений, ему слишком хорошо знакома эта наглая рожа.
Обмен ничего не значащими фразами:
- Ты теперь майор?
- Да, но полномочий как у капитана.
Роя не покидает ощущение, что он все еще спит и видит дурной сон, а Маес – это образ из реальности. Хотя, может все наоборот? Это Маес ему снится. Тогда это хороший сон. За все эти месяцы у него не было возможности даже поговорить с кем-нибудь, перекинуться хотя бы парой разумных слов.
- У тебя глаза другие стали...
- Да – это глаза убийцы. У тебя, кстати, тоже.

Сосредоточившись на своем боевому посту, Риза, как правило, рассуждает сама с собой. Она старается не углубляться в свою душу, просто пытается разложить по полочкам все мысли, что приходят ей в голову. Она не разрешает себе вступать в бессмысленный диалог с собственной совестью. Она не думает о том, как могло бы быть, не отправься она учиться в академию. Что было бы с ней сейчас? Как сложилась бы ее жизнь? Она подсчитывает, сколько дней она находится на фронте, сколько ей было выдано продовольствия и боеприпасов и как распределить их по дням. Иногда перечисляет имена всех, кто в ее взводе жив, а иногда тех, кто уже успел погибнуть. Только трезвый разум и никаких эмоций. Ее отец говорил: «Для человека важнее всего разум, а эмоции могут и подождать». Как он был прав, Риза поняла только сейчас, так же, как и то, что у нее очень хорошая наследственность.
Сегодня она опять вернулась к состоянию болванчика, который повторяет по кругу одну и ту же фразу: «Я сама это выбрала! Сама! Меня никто не заставлял!» Но так сложно смириться с тем, что сказал этот рядовой: «Государственные алхимики – монстры!» Она слышала это неоднократно, но всегда эта фраза была для нее чем-то отвлеченным, не касавшимся ее лично. «Мы, снайперы, мало чем от государственных алхимиков отличаемся, - говорила она. – Они, как и мы, бьют на убой!» Но сегодня она осознала, что ее руки не только в той крови, которую она пролила сама. Она и никто другой три года назад из мальчишки, который тогда был чуть старше ее нынешней, создала монстра, отдав ему результаты исследований своего отца.
Она следит за дорогой, ведущей от лагеря к внешней артиллерийской батарее. Этим путем сегодня проходило несколько алхимиков. На дюну выходит двое, они о чем-то оживленно беседуют. Риза выходит из своих мыслей.
- Идиоты! – Вырывается у нее. – Там же гора неубранных тел, да и место открытое! Совсем жизнь не дорога что ли?
Она оказалась права: все произошло стремительно. Ишварит внезапно выскочил из-под одного из трупов и с ножом бросился на того из двух солдат, кто был пониже ростом. Риза среагировала мгновенно, впрочем, как всегда. Ишварит упал замертво. Тот, кого чуть не убили, бросился в укрытие, но тут же вышел из него. Его товарищ что-то сказал ему и показал в ее сторону. Риза поняла, что он говорит другу о том, что это она стреляла. Солдат обернулся, Риза посмотрела в оптический прицел, чтобы разглядеть его лицо, и обомлела. Прямо на ее прицеле был Рой Мустанг. Ученик ее отца. Пламенный алхимик. Монстр, жизнь которому она подарила. И жизнь которому она только что спасла.

«Хоукай? - Рой усмехался сам себе. – Как призрак это имя будет преследовать меня. Когда Маес сказал мне об этой девушке, меня в пот бросило! Да, сегодня день призраков из прошлого, сначала Маес, а теперь и эта фамилия. Если бы учитель знал... да и она... как она интересно там? Где она?»
Маес шел по лагерю, выспрашивая, как можно найти Ястребиный глаз. Рой плелся за ним без особого желания. Он понимал, что нужно сказать спасибо этому снайперу. Но говорят ли спасибо за убийство? Говорят ли спасибо, если убийство – это работа? Только если Маес себе что-нибудь в голову вобьет, его уже не остановить. Рой не обратил внимания на искомого человека, даже когда Маес радостно воскликнул: «Да вот же она!»
Рой посмотрел, куда указывала рука друга. У костра на корточках сидела девушка, ее лицо закрывал капюшон плаща. Все было предсказуемо. Маленькая, ведь даже академию не закончила, рядом винтовка, завернутая от песка в материю. Он скользнул по ней взглядом и отвернулся.
- Привет! Спасибо тебе, это ведь ты его подстрелила? – Сказал Маес.
- Да, - тихо ответила девушка и поставила на песок кружку.
Услышав голос девушки, Рой вздрогнул. До боли, до дрожи, до кома в горле знакомый голос. «Но этого быть не может!.. Она не могла!..»
Девушка встала, с ее головы упал капюшон. Теперь сомнений не осталось. У Роя земля ушла из-под ног. Перед глазами все закружилось.
- Давно не виделись, господин Мустанг. Или Вас теперь нужно называть майор?
Рой ничего не ответил. Он смотрел на девушку в упор. Так и не выросшее за эти годы тело, облаченное в военную форму, короткие золотистые волосы выгорели под ишварским солнцем и приобрели мышиный пепельный цвет, в звонком голосе появилась хрипотца, а глаза... «Нет! Нет! Нет! Прошу, только не это! Только не она!»
- Что такое? Вы не помните меня?
- Как бы я мог забыть?
«Какой кошмар – глаза убийцы... даже у этой девочки!»

   

Loyal Love

главная